Tasteless и Artosis: 19 лет в StarCraft (и это не предел!)

2.6.2017 | Blizzard Entertainment

Выхода StarCraft: Remastered этим летом Ник Плотт (Tasteless) и Дэн Стемкоски (Artosis) ждут с огромным нетерпением. Мы попросили знаменитых комментаторов рассказать, что для них значит StarCraft и каково будет увидеть любимую игру в современном облике.


Расскажите, как для вас все начиналось. Что привело вас в соревновательные игры по StarCraft, как вы познакомились?

Artosis: Играть я начал в год выхода StarCraft, но лишь время от времени. Как-то угораздило сломать лодыжку, перелом был серьезный — не мог ходить полгода. А это был период моего увлечения соревновательными видами спорта, ну чтобы как-то компенсировать отсутствие занятий, стал активно играть в StarCraft. Начал выступать на турнирах... в 2004 году — тогда и решил посвятить этому свою жизнь. Я понял, что никакие другие видеоигры меня не интересуют, да и вообще ничто на свете меня так не интересует, как StarCraft.

Я все время просыпал уроки, потому что ночами напролет играл с товарищами из Кореи. Почти забыл о друзьях и родных, потому что все свое время посвящал игре, хотел узнать о ней как можно больше. Тогда я и понял, что не хочу заниматься ничем другим.

Tasteless: Я учился в колледже — изучал философию — и даже думал о том, чтобы пойти в магистратуру по этой специальности или поступить на юридический факультет. А потом мне стукнуло в голову перебраться в Корею, где StarCraft считается официальным видом спорта.

Я участвовал в турнире 2005 года и проиграл брату, Day[9], а потом вдруг оказалось, что им нужен комментатор. Ну, я и комментировал успехи брата, когда он стал чемпионом США, а потом меня пригласили в Сингапур комментировать финал международных игр. Я получал все больше и больше подобных предложений, потому что в то время был единственным, кто занимался этим. В конце концов мне предложили работу в Корее, и я стал комментировать матчи по Warcraft III и StarCraft там. С Дэном мы познакомились вскоре после моего возвращения.

Начали работать вместе и быстро поняли, что по части юмора отлично друг друга дополняем и оба очень любим стратегии в реальном времени. Мы поработали над своими голосами и манерой говорить и, думаю, добились успеха — у нас сложился собственный стиль, который предоставляет некоторое преимущество перед другими комментаторами.

Artosis: Мы почти ровесники, оба выросли в маленьких скучных городках, оба были влюблены в StarCraft, да и к тому же встречались на турнирах в Корее. Так что к тому времени уже, можно сказать, были друзьями. А еще мы были единственными, кто комментировал матчи в Корее еще задолго до анонса StarCraft II. Естественно, мы решили, что должны работать вместе.

Можете рассказать о временах до выхода StarCraft II, когда все только начиналось и вы с трудом сводили концы с концами?

Tasteless: Ага, сейчас расскажу. Дэн жил в какой-то конуре — он был так чертовски беден, что у него даже не находилось второй тарелки, когда я к нему приходил. Мне приходилось есть из крышки кастрюли, и мы вдвоем ковыряли кусок тофу с соевым соусом...

Artosis: (Смеется) Вообще-то тогда было еще неплохо. Когда я только переехал в Корею, то жил в общаге для киберспортсменов и спал рядом с кучей грязного белья. Когда я начинал свою карьеру здесь, то зарабатывал так мало, что даже прыгал через турникеты в метро — у меня не было лишних 70 центов. Я ел тофу, потому что он стоил доллар, и сильно похудел — у меня просто не было денег на другую еду. Так что мы и правда поначалу еле сводили концы с концами.

И да, как сказал Ник, когда я все-таки снял себе жилье, у меня там была только одна тарелка, одна ложка-вилка и некое подобие ножа — а, еще одна кружка. (Смеется) 

Tasteless: Бывало так, что нормально работал целый год, а потом вдруг кончались деньги, и я, можно сказать, становился бездомным — складывал свои пожитки в мешки для мусора и ночевал у друга на полу. И так продолжалось долго. Я зарабатывал три сотни долларов в месяц — или около того.

Artosis: А потом ты повредил колено — не забудь про этот печальный случай.

Tasteless: Точно, я повредил колено и не мог позволить себе операцию. Три месяца ходил на костылях и не знал, что делать. Потом сумел занять денег и все-таки сделал операцию. Когда мы обсуждали контракт на первый сезон GSL, я был на костылях.

Artosis: Оглядываясь назад, на все эти мои годы игры в StarCraft, могу сказать, что я определенно больше потерял, чем заработал, — даже со всеми победами на турнирах, когда потом приходилось продавать выигранные призы. Но я занимался этим не ради денег. Все пережитые трудности не имели для меня особого значения. Я был счастлив уже тем, что StarCraft — моя жизнь, и наслаждался каждым мгновением.

Tasteless: Мы очень любим эту игру. Она все так же важна для нас, как и раньше. Сейчас и у меня, и у Дэна хорошие квартиры в большом городе, мы объездили почти весь мир, у нас очень насыщенная жизнь. Но что точно: 85% всего времени, что мы посвятили StarCraft, мы жили на грани нищеты.

Не знаю, помнишь ты или нет, Дэн, в то время мы были так бедны, что если удавалось выбраться куда-то вечером, это было настоящим событием. Когда мы собирались выпить чего-нибудь, то шли в 7-Eleven, а потом пили у дверей магазина. Это вполне законно, и можно присесть за маленький пластиковый столик. Но мы были на мели, да. Помню, как Дэн тогда говорил: «Нам пора начать зарабатывать, чувак». (Смеется) «Нам надо заработать хоть что-то».

Artosis: (Смеется) Помню, в один из таких вечеров мы так сидели и болтали, и я сказал: «Знаешь, я хочу, чтобы когда-нибудь я мог запросто пойти поесть индийскую еду, когда того пожелаю». Я вегетарианец, а в Корее им непросто приходится. Индийская еда стоила около 13 баксов, и я не мог себе это позволить.

Какое место, по вашему мнению, займет StarCraft: Remastered в экосистеме киберспорта?

Artosis: Обновленная версия дополнения «Война зергов» уже вышла. В Корее интерес к ней не угасает: многие регулярно смотрят трансляции, нашу студию заваливают заказами — игра все еще популярна. А с выходом Remastered этот интерес возрастет еще больше и станет более устойчивым.

Tasteless: Нет причин полагать, что на Западе все будет иначе. А что касается Кореи, то здесь интерес к игре, кажется, будет жить вечно. Он просто не может пропасть. К сожалению, интернет-сообщество убеждено, что игра нравится только корейцам, на что я обычно отвечаю: «Черт, с чего вы взяли?» Помню, как комментировал соревнования WCG, и мне так прямо и заявили, что никто, кроме корейцев, никогда не оценит StarCraft по достоинству. А потом вдруг раз — и игры GSL Code S производят настоящий фурор. Уверен, что выход StarCraft: Remastered откроет новые возможности и перспективы игры.

Самые преданные поклонники иногда даже называют дополнение StarCraft: Война зергов идеальной игрой. Вы с этим согласны?

Феникс

Рок-н-рольная юность StarCraft

Ретроспектива разработки

Tasteless: Думаю, это недалеко от истины.

Artosis: Я считаю, что идеальных игр вообще не существует, но StarCraft довольно близок к эталону. Что мы имеем? Постоянно меняющуюся, эволюционирующую мету, где можно играть за разные расы, и при этом за 18 лет в нее не было внесено никаких исправлений. Так что да, можно сказать, что это идеальная игра, а если у нее и есть недостатки, то они даже добавляют ей шарма.

Tasteless: Что интересно, даже у самых лучших в мире игроков StarCraft всегда есть бездействующие КСМы. Матчи, как снежинки — не бывает двух одинаковых. Даже используя одни и те же стратегии, вы можете получить разные результаты.

Artosis: Это как с силовым лучом в файтингах Dragon Ball Z: он постоянно колеблется, и ты никогда не знаешь, чем все закончится. Преимущество то на одной стороне, то на другой.

Tasteless: Правда в том, что это самая сложная игра всех времен. В ней весьма непросто делать вообще все. Думаю, это одна из причин, почему ее так любят в Корее: в этой стране многие играли в эту игру в компьютерных клубах, поэтому осознают уровень ее сложности. Когда профессиональные игроки проворачивают самые невероятные стратегии и ловко морочат соперникам голову, при этом показывая блестящее владение механикой, на это действительно интересно смотреть.

А вы не думаете, что сложность игры может отпугнуть простых игроков, далеких от профессионального киберспорта?

Artosis: Вряд ли. Многие играют в спортивные игры и при этом весьма далеки от профессионального уровня. Ведь если вы не умеете выполнять эффектные данки, это вовсе не значит, что вы не сможете попасть мячом в корзину. Даже в очень сложной игре вы всегда можете найти соперника своего уровня, с которым будет интересно играть, даже если вы не Майкл Джордан и не Флэш.

Лучшим из лучших нелегко стать в любой соревновательной игре. Считаете ли вы, что «Война зергов» сложнее других многопользовательских игр, или ее сложность просто более очевидна?

Artosis: Мне кажется, другие игры похожи на боулинг: ты бросаешь шар, он сбивает какое-то количество кеглей, и ты думаешь, что неплохо играешь. А StarCraft — как стрельба из лука или вроде того. Если ты не попал в цель, то понимаешь, что стрелок ты никудышный. Механика примерно такая. Да, определенно, в случае с «Войной зергов» игроки куда лучше понимают, насколько плохо они играют, чем в случае с любой другой игрой. Даже если в обоих случаях играют одинаково плохо.

Как вы считаете, почему так много ведущих игроков StarCraft стали профессионально играть в покер? На первый взгляд между этими играми мало общего.

Artosis: Что-то общее найти можно, например, в обеих играх нужно что-то скрывать от соперника, и тому подобное. Но думаю, тут дело еще и в другом: если ты хорошо играешь в StarCraft, то сможешь так же хорошо играть вообще во что угодно.

Что бы вы сказали тем, кого пугает сложность StarCraft: Remastered?

Artosis: Когда у вас в StarCraft что-то начинает получаться, это потрясающее ощущение. Это самая настоящая победа. Да, вначале игра кажется слишком сложной, но не бойтесь пробовать! Именно поэтому в нее играют столько лет — и будут играть.

Tasteless: Когда я учился в колледже, со мной в комнате жили еще два парня. Они смотрели, как я играю в StarCraft, а потом оба сказали: «Это такая крутая игра — я тоже хочу научиться». Так они начали играть друг с другом: один испытывал проблемы с макроконтролем, у него постоянно было 3 000 ед. минералов, 2 базы, и он все время производил авианосцы или что-то подобное. А второй мог потратить все свои ресурсы и так и не понять, что он делает и зачем. Я смотрел, как они играют, и это было очень и очень весело.

Наверное, поэтому игра стала такой популярной в Корее: люди сначала смотрели, как игроки разных уровней играют в компьютерных клубах, а потом это пришло и на телевидение. Просто... (Вздыхает) Быть не самым лучшим в чем-то — это совершенно нормально. Вам все равно может быть весело. Если мы с Дэном играем в бильярд в баре, и я часто промахиваюсь, то не говорю потом, что игра — полный отстой.

Это общая проблема игровой культуры в наше время: все хотят быть профессионалами, и все хотят найти что-то такое, что сделает их особенными.  Я бы таким людям вот что сказал: вы, ребята, забыли, зачем мы вообще играем в игры. Мы играем в игры, чтобы узнавать что-то новое и хорошо проводить время.

Представьте, кто-нибудь сказал бы: «Зачем я буду ходить в спортзал — все равно никогда не стану как Арнольд Шварценеггер».

Не нужно так думать. Свое тело надо развивать — и точно так же надо развивать свой мозг. Так что играйте в StarCraft — и вы поймете, что от этого есть польза.


Подробнее:

За кулисами StarCraft: Remastered
Обновление графики StarCraft: наглядное сравнение

Получать уведомления

Вы готовы окунуться в мир StarCraft с головой?
Загляните на сайт StarCraft II.